220005, г. Минск, пр-т Машерова, 3

Войтенко: Испания не допустит Arctic Sea в Лас-Пальмас

19 Сентября 2009 0 комментариев Распечатать
Сегодня российские следователи покинули судно Arctic Sea, не обнаружив на нем ничего, кроме древесины и пиломатериалов. Как утверждает главный эксперт по этому делу Михаил Войтенко, верить официальным заявления по-прежнему нельзя
Михаил Войтенко. Фото: РИА Новости

Сегодня следователи из Следственного комитета при прокуратуре (СКП) покинули судно Arctic Sea, которое находится в нейтральных водах в районе Канарских островов и так и не передано судовладельцу. С судна изъяты вещи «пиратов» и лодка, на которой они добрались до него.

Как особо подчеркивается в сообщении СКП, кроме древесины и пиломатериалов «никакого иного груза, который мог бы компрометировать Российскую Федерацию, на судне не обнаружено».

Однако главный эксперт по этому делу, Михаил Войтенко, вынужденно покинвуший Россию, уверен, что верить официальным по-прежнему заявлениям нельзя. Радиостанции Business FM удалось взять у него интервью, которое он начал с ответа на вопрос, почему Arctic Sea не пускают в порт Лас-Пальмас.

— Испания не хочет принимать Arctic Sea. Могу сказать — совершенно по делу. Почему? Просто потому, что нет кого-то ответственного, кто бы взял это судно. А ответственный может быть только один — судовладелец. А владелец где-то потерялся, его нет. Но даже с судовладельцем я не уверен, что Испания допустит Arctic Sea в Лас-Пальмас. Потому что никто уже не хочет связываться с этим скандалом, подпускать его к себе достаточно близко.

А удержание моряков — вот это да, вот это номер. Когда СКП сообщил, что моряки находятся на судне по собственному желанию, то это было на грани цинизма, я бы сказал. И вот, в связи с этим, у меня такой вопрос: Тут же последовало другое заявление СКП: судно обыскали специалисты, ничего там не нашли, никаких грузов не было. А, собственно говоря, есть ли доверие к этим словам, если только что, перед этим говорили, что четверо моряков находятся там добровольно, и прекрасно себя чувствуют? То есть как можно верить заявлению, которое очевидно не соответствует действительности?

— Почему такие сложности с заходом в Лас-Пальмас?

— Тут всё очень просто: судно непростое. Судно требует смены экипажа и других различных и многочисленных действий. То есть ремонта необходимого, доставки снабжения и определения его дальнейшей судьбы, куда она дальше пойдёт. Сделать это может только судовладелец. Мальтийские власти даже если захотели бы, этого сделать не смогли. Если испанские власти пустят в порт Arctic Sea, то получится, что он там останется бесхозным, со всем вот этим вот шумом вокруг него. Испанским властям это не надо.

— Мы сегодня связывались с судовладельцем, с компанией Solchart. Представитель компании сказал, что он не знает ничего о моряках, которые там, их телефоны не отвечают. Он считает, что оплачивать все эти расходы — заправка судна, обеспечение его водой, запасами и т. д. — должен не судовладелец. Как вы считаете?

— Основания для такой позиции у него есть, разумеется. То есть целый месяц судно таскали взад-вперёд между Канарами и Капо-Верде, тогда как он изначально предлагал в Капо-Верде заменить экипаж и принять судно в свои руки. Хотя, естественно, что там на самом деле произошло, мы не знаем. И судовладелец, естественно, не белый и не пушистый, он тоже имеет отношение, изначальное отношение, ко всей этой истории и к тому, чем она сейчас завершилась.

Не исключаю, что, действительно, судовладелец сейчас на столько в тяжёлом находится состоянии, что он не в силах предпринять какие-нибудь действия. И вот это вот ставит Россию в очень затруднительно положение.

— А о какой примерно сумме идет речь? Чтобы сейчас оживить, так сказать, Arctic Sea?

— Вряд ли это больше, чем десятки тысяч долларов. Дальше я не знаю. Судовладелец, может быть, не знает вообще, что делать с грузом, например, и с грузовладельцами. Потому, что оттуда, естественно, уже идут протесты, уже идут какие-то требования. Возможны, если уже не поданы, судебные иски о возмещении ущербов, убытков. Ущербы и убытки возникают не только в связи с потерей груза, а в связи с несвоевременной его доставкой. А сейчас вообще всё непонятно.

— По поводу груза много всяких интерпретаций — что он вёз, куда он вёз. Ваше мнение? Вот СКП утверждает, что ничего кроме леса там не было.

— СКП также утверждает, что четверо моряков на Arctic Sea сидят всем довольны и никуда не хотят.

— В каких условиях вы лично сейчас работаете? Чем занимаетесь?

— Чем занимался, тем и занимаюсь — веду морской бюллетень. Условия, в общем-то, нормальные, снял квартиру. А что будет дальше — пока не знаю.

— Не повторялись ли угрозы, которые вы слышали в России, из-за которых вы, собственно, и уехали?

— Ещё раз хочу сказать, что вот этот телефонный звонок, о котором я говорил, он был просто последней каплей. Если бы это был просто отдельно взятый звонок, вряд ли стоило уезжать. Просто всё кругом было настолько уже напряжённым, что и соседи во дворе, по подъезду стали предупреждать. Очень напряжённо. Вот поэтому я и уехал. Будь я сейчас в Москве, например, я бы фильтровал каждую новость и каждое слово, и думал: пронесёт—не пронесёт?

— У вас есть какие-то подозрения, кто стоит за этим? Спецслужбы? Конкретные люди? Это представители какой-то организации?

— Конкретные люди или организации. На спецслужбы, я вам честно скажу, я не грешу. По-моему, им просто не до этого. У меня уже сложилось впечатление от всей этой истории, когда она начала развиваться, когда Россия начала предпринимать все эти действия, что творился полный бардак. Кому они там дорогу перешли с этими новостями? Кто-то, наоборот, может быть, радуется. Откуда я знаю?

— Собираетесь ли вы возвращаться в Россию? И если да, то когда?

— Я не знаю. Некоторое время надо просто пересидеть. Потому что я так не могу с места на место перебегать и работать. Тут вроде как-то я обосновался. Если всё сложится с финансированием, буду пока сидеть и работать здесь.

— А сроки?

— Я сейчас уже даже не этим определяюсь. Я определяюсь финансированием. Как дальше будет всё дело развиваться с морским бюллетенем. Если меня, соответственно, поддержит судоходная общественность, часть хотя бы, заинтересованные компании. Ведь я в принципе знаю, что им надо. Нужна поддержка, медийная. И чёрт его знает, может и дальше придётся на границе околачиваться. Историй всяких разных, с судоходством российским связанных, выше крыши.

— Как складываются ваши отношения с бывшим работодателем? Кто сейчас управляет «Морским бюллетенем»?

— «Морской бюллетень» — был и есть моё издание. Я его начинал, я его с нуля поставил. И «Совфрахт» предложил мне перейти на работу с ним вместе. После чего он и стал называться «Морской бюллетень — Совфрахт». Я купил этот домен, я его поддерживал и поддерживаю.

Комментарии (0)

Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться.

Возврат к списку

1.png

© 2011 Государственное учреждение "Столичный транспорт и связь".